Ir a la Publicidad
Chipre
Atenas
Moscú
Kiev
Minsk
Riga
Londres
Hong Kong
«Volver a la noticia

noticias

09.01.2017

Mundo del Mañana

1. ¿Dónde está este mundo (es decir. E. Se ve como una imagen del futuro)?

- El mundo se está moviendo rápidamente hacia el final del capitalismo. A partir de esta última no queda mucho: el mercado está muy avanzada, existe un monopolio mundial; el estado se marchita; skukozhivaetsya la sociedad civil; la política se convierte en una combinación de sistema administrativo y del espectáculo, el dinero, la pérdida de una serie de funciones y en gran parte dejado de ser dinero; Los europeos han perdido una de sus bases - ética de trabajo, el capital estuvo a punto de tragar, comer trabajo, pero él mismo en contra de esta deja de ser la capital.

1.1. ¿Quién construye un nuevo mundo?

— Одновременно идут два процесса: разрушение старого мира и оформление нового. Старый капиталистический мир ломает капиталистическая же верхушка — он ей больше, по крайней мере в перспективе, не нужен. С середины 1970-х годов идёт демонтаж капитализма. Он как бы “едет” в своё “додемократическое прошлое”, в эпоху “железной пяты” и ост-индских компаний, этих предшественниц нынешних транснациональных корпораций, только более крутых, чем эти последние. Свёртывание прогресса и есть способ создания мировой верхушкой их нового мира. Для большей части человечества этот “новый мир” обернётся новыми “тёмными веками” — не путать со Средневековьем, стартовавшим в IX в. распадом империи Карла Великого. “Тёмные века” — это время между серединой VI в. (окончательно перестала работать система римских акведуков; 476 г. как конец Римской империи — фальшивая выдумка римских первосвященников, выпячивавших таким образом свою роль) и серединой IX в.

Temnovekove - es, de hecho, la era de la oscuridad y la sangre, en contraste con las figuras del renacimiento calumnias y especialmente la Ilustración (Voltaire tipo pícaros) de la Edad Media - una luz, hasta principios del siglo XIV. edad; siglos XIV-XVII. - Nueva temnovekove, que, sin embargo, era tan incitante, ya que es una fachada falsa - Renaissance.

1.2. ¿Hay una alternativa al modelo occidental del futuro (la nueva edad oscura)?

Por el momento, esta alternativa se ve mal. Ahora lo más importante no es que se dio cuenta de temnovekovomu proyecto, pero ya veremos. La alternativa - .. La resistencia a la agenda global, es decir, la tasa de reducción de la población del mundo bárbaro, la destrucción del estado (la soberanía), la familia, la ciencia, la educación, la atención sanitaria, recientemente, como se ha señalado por M. Moore, se convierte en Sicko.

1.3 ¿Es posible volver a la senda del desarrollo, en el que el planeta fue hace 50-60 años?

- Casi. Las devoluciones y restauración en la historia de imposible. No se puede repetir una era única años 1945-1975. - Salto de la humanidad, liderado por la Unión Soviética en el futuro, tirón, interrumpida artificialmente nomenklatura soviética romo y prudentemente punta del mundo capitalista. La élite soviética para la alianza circunstancial dio resultado la destrucción de la URSS.

1.4 ¿Puedo recuperar la confianza de la gente en el futuro, la esperanza y el optimismo?

— Оптимизм — это состояние души сильных и цельных людей, умеющих не просто менять обстоятельства, но создавать их. Оптимизм - это нелёгкий, но в то же время радостный труд, часто наперекор судьбе. Оптимизм нельзя дать, подарить, вернуть. Он рождается в борьбе. Разумеется, есть биохимическая (генетическая) основа оптимизма, тем не менее, оптимизм — социальная функция здоровых обществ. Достаточно сравнить советское общество середины 1930-х — середины 1960-х годов (“Нам нет преград на суше и на море”, “Туманность Андромеды” И. Ефремова и многое другое) с советским же обществом 1970-1980-х годов — усталым, циничным, саркастическим и безрадостным. И это при том, что жить в 1970-е годы стало комфортнее, легче и сытнее; страх ушёл, а счастье не наступило. 1960-е годы были кратким мигом надежд, которые не осуществились ни у нас, ни в мире.

1.5 ¿Puedo poner el progreso al servicio de todas las personas (o al menos la mayoría)?

- URSS intentó. Y treinta años llegamos a cabo. Por lo tanto - es posible. Sólo tienen que estar atentos y recordar la advertencia de Stalin que con el desarrollo del socialismo, la lucha de clases se intensifica, t. E. Hay una amenaza de degeneración. Y así sucedió, con uno de los segmentos determinados primera regeneradas del Comité Central del PCUS y la KGB. partido sin terminar Inquisición.

1.6 sueño - un borrador del futuro. ¿Qué hicieron soñar a la gente hoy en día?

- Diferentes personas sueñan con cosas diferentes. Depende de lo que se centran - en realidad, de navegación y derechos. Es decir. Un mundo de pasiones oscuras y vulgares (la riqueza y el placer a cualquier precio a mí mismo y en detrimento de otros) o el trabajo de solidaridad basada en la justicia social y la preservación de su identidad étnica y cultural.

2 problema del "mil millones de oro" - el más peligroso problema de nuestro tiempo, si está de acuerdo con eso?

Проблема “золотого миллиарда” в том виде, в каком она формулировалась, не является самой опасной, поскольку миллиард этот размывается. В Европе его размывают арабы, турки, курды, африканцы, и их будет всё больше. Такое впечатление, что европейскую часть “золотого миллиарда” списали и спускают в “унитаз истории”, то ли пытаются селективным путём с помощью выходцев с Юга выработать из европейцев новый тип, который не числом, а уменьем станет биться за будущее. Правда, пока что молодые образованные европейцы эмигрируют в Канаду, Австралию, Новую Зеландию, но не в США, где скоро будет тоже горячо. Ведь там социальные проблемы замешаны на расовых: негры, которых теперь принято называть афроамериканцами, испаноязычные (латинос). Расовый и этнокультурный состав Запада меняется. Собственно, Запада в привычном смысле уже и нет. Есть постзападное постхристианское общество, стремительно закатывающееся в “лунку Истории”. Какой-то план у тех, кого Б. Дизраэли называл “хозяевами истории”, а писатель О. Маркеев “хозяевами мировой игры”, есть, но, во-первых, похоже, ситуация выходит из-под контроля. Во-вторых, развёртывается борьба внутри мировой правящей элиты (она ведь не едина) за будущее. Вот на этих противоречиях нам и надо сыграть, как это сделал Сталин в 1930-е годы.

2.1 ¿Qué lugar se le da a Rusia y Rusia (en un sentido generalizado de la palabra, es decir. E. Los habitantes de Rusia) en el plan?

— В исходном плане места для русских и многих других незападных народов, думаю, нет. Но, повторю, план, похоже, ломается. Впрочем, несколько линий глобалисты обрабатывают очень жёстко: разрушение государства, семьи, образования, здравоохранения и науки. Это часть их глобальной повестки. Поэтому, несмотря ни на какую риторику и ситуационные громкие акции во внешней политике, я поверю в благие намерения только такой власти у нас, которая остановит погром науки, образования и здравоохранения, т. е. поломает глобальную повестку в этих областях. Что это за борьба за суверенитет государства сегодня, если всё идёт так, что завтра некому и нечем (отсутствие здоровых мужиков и мозгов) будет его защищать?

2.2 ¿Qué plan puede ofrecer en su lugar estamos?

— Мы — это кто? Народ, олигархи, власть? Чтобы предложить план, нужно иметь стратегию. Чтобы иметь стратегию, нужно иметь идеологию. У нас государство — формально — без- и внеидеологическое, а удел тех, у кого в сегодняшнем мире нет идеологии, а следовательно, своего проекта будущего — пикник на обочине истории в ожидании, что, может быть, хозяева позовут на новый праздник жизни. Не позовут даже служивших им “плохишей”: “Рим предателям не платит”. Цель у России может быть только одна — выжить и победить в XXI в., сохранив идентичность, население и территорию. Это — программа-минимум. Сделать это можно только путём создания социальной системы, основанной на социальной справедливости, тогда Власть и Родина становятся одним и тем же. Люди могут убивать из-за денег, но умирать из-за денег никто не будет. За Родину — будут, Великая Отечественная война это показала. Потому-то мы и победили — за нами была справедливая социальная система, чей коллективистски-антикапиталистический характер соответствовал русским архетипам сознания и подсознания и культурно-историческому коду; как говорил Александр Блок, большевизм “есть свойство русской души, а не фракция в Государственной думе”.

XXI век станет временем жесточайшей борьбы за будущее, когда целые государства, этносы, культуры будут нещадно, без сантиментов стираться Ластиком Истории. Отморозки от власти (имя им легион, один пример — посмотрите на лицо X. Клинтон) не остановятся ни перед чем. В этой борьбе выживут и победят сплочённые социальные системы, спаянные единым ценностным кодом, характеризующиеся минимальной социальной поляризацией и имеющие в себе высокий процент носителей знания, эдакие нации-корпорации. Олигархические системы в этой борьбе не выживут, их участь — стать экономическим удобрением, навозом для сильных; собственно, иного они и не заслуживают. Во второй половине XX в. олигархизировавшиеся структуры власти в СССР дважды блокировали прогресс и жестоко поплатились за это. В середине 1960-х годов СССР готов был совершить научно-технический рывок в будущее, превратившись из системного антикапитализма в реальный посткапитализм, однако это было в интересах как советской номенклатуры, так и верхушки мирового капиталистического класса. Прорыв был жёстко заблокирован, а взлёт цен на нефть и детант внесли в советские верхи чувство успокоенности и глубокого удовлетворения. У нас нередко брежневские времена вспоминают с умилением — стабильность, уверенность в завтрашнем дне. И в краткосрочной перспективе так оно и было, однако в среднесрочной (не говоря уже о долгосрочной перспективе, брежневская эпоха была проеданием будущего, временем упущенных исторических возможностей. “Мешковатые старики... боявшиеся собственных жён” (Э. Неизвестный) профукали будущее системы — она умирала в них и посредством них. И это при том, что в многослойном СССР существовал супермощный научно-технический комплекс, который должен был рвануть в будущее не позже начала 1990-х годов. Однако если порыв 1960-х подсекли детантом и нефтью, то второй — перестройкой и разрушением СССР, в основе которых лежало банальное желание части советской номенклатуры “записаться в буржуинство”. Остаётся надеяться, что состоявшаяся в самом конце 1980-х годов эвакуация режима была не только финансовой, но и научно-технической. Впрочем, “выстрел из будущего” — это прекрасно, но и самим надо не плошать.

3. A Rusia (y nosotros con él) para sobrevivir en esta situación, debe defenderse de los ataques externos. verdad conocida que cuando un perro golpeó con un palo, la de ser salvado, no debe morder el palo y no la mano, y de la garganta de la persona que sostiene el palo. Con el fin de encontrar su garganta, se necesita una buena comprensión de la estructura del mundo moderno, para conocer las fuerzas que actúan en él y sus hábitats.

3.1 si la ciencia le da usted representa, la respuesta a estas preguntas?

— Да, даёт. Враг России — глобальные ростовщики и обслуживающие их политики, журналисты, шоу-деятели, причём не только за пределами нашей страны, но и внутри неё. В последнем случае речь идёт о регрессорах, рушащих ценностные, интеллектуальные и технологические основы нашего общества. Но они всего лишь безликие функции глобальной матрицы, чапековские саламандры, о которых писатель говорил: “Они приходят как тысяча масок без лиц”. Иными словами, главный враг — глобальная матрица, эдакая выросшая до планетарных размеров паучиха Шелоб из “Властелина колец”. Кстати, идею глобальной Матрицы (G-Matrix) как структуры и средства, навязывающей мировому населению определённый образ мышления, выдвинули деятели Римского клуба ещё в 1970 г.

3.2 Hay algún mecanismo para vincular los logros científicos en la práctica política (o la diplomacia, o quien decide hoy tareas de supervivencia y de energía) en nuestro país?

- Los retos de supervivencia y victorias en cada país debería decidir en primer lugar la dirección del país. La pregunta es, ¿cómo con habilidad y la verdad es que lo hace, cuánto se identifica con su país. Por último, la forma en que se desarrolló el instinto de la propia conservación, ya que el instinto más agarre y la pasión por una vida hermosa. En este último caso superan, entonces tarde o temprano va a ser la historia en forma de Ella-Laraña o su propio pueblo, y decir con una sonrisa maliciosa, "Usted cantaste? Este caso: lo que fuere, y también, voy a bailar "y la danza, esto es probable que sea la danza macabra - danza de la muerte !.

3.3 hay ninguna fuerza en Rusia, que podría conducir a su salvación?

- Espero que lo sea. Pero, en general, el rescate de ahogamiento - la obra de ahogo. Como cantada en la "Internacional": "Nadie nos va a dar la liberación: / Ni dios ni rey ni un héroe. / Estamos tratando de lograr la liberación / Su propia mano ". Tenemos mucho tiempo para hacer pivotar, pero rápidamente nos vamos. Entonces, ¿qué esperanza siempre está ahí.

3.4 Cómo encontrarlos y se unen?

- La mejor forma de unidad - una causa común sobre la base de valores comunes. Sin embargo, una causa común puede ser el hombre más rico y el pobre, mendigo y un ladrón?

3.5 Qué ideología debe tener Rusia en el siglo XXI?

- Las ideologías no cuelgan en una percha en la tienda, que nacen en las crisis sangrientas y violentas como una respuesta a la pregunta, ¿qué tipo de futuro que queremos para nosotros, nuestros hijos y nietos. Gran ideología moderna - el marxismo, el liberalismo (murió 1910-s, que no debe confundirse con lo que se llama por lo que hoy en Occidente, y especialmente en Rusia) y el conservadurismo nacieron en Europa en la era de las revoluciones años 1789-1848.

3.6 no si Rusia debe crear un complejo militar-clero?

- Estates no se crean, que se presenten en el curso de la historia. Creo, sin embargo, durante las clases, así como la monarquía, pasado - se vuelven obsoletos, Vixerunt, como dijo a Cicerón. Especialmente fuerte en la historia del sistema de clases sociales de Rusia, así como la aristocracia, no lo era.

3.7 400 Durante los últimos años al principio de cada siglo, Rusia estaba involucrado en una guerra que amenaza con destruirlo:

1610-s - Gran agitación;

1710-e - Guerra del Norte;

1810-e - la Guerra Patria contra Napoleón;

1910-e - el primer mundo.

Se trata de una coincidencia o patrón? Ahora bien, hay 2010-e.

- Te puedo dar otro número: Livonia (1558-1583), con Paul

cuellos (1654-1667), Siete Años (1756-1763), Crimea (1853-1856), la Gran Guerra Patria (1941-1945). Su valor no es menor, lo que no hay misticismo de los números.

4. "Los dueños de la historia" construir su modelo de la sociedad del futuro. A este respecto, una serie de preguntas:

Es 4.1 cada modelo, inventada por el hombre, será capaz de funcionar (es decir. E. Sea un viables)?

- Por supuesto, no todos.

Es 4.2 cada modelo será capaz de desarrollar?

- El mismo.

4.3 Hay criterios que permiten distinguir entre sistema viable y no viable en la etapa de simulación?

- Me temo que no. Sólo podemos evaluar el grado de probabilidad. Puede ser modelo frágil, pero el mundo está cambiando, y este modelo es el más apropiado - es una mutación recesiva en el desarrollo de los sistemas biológicos. Por el contrario, existe un modelo fuerte, bien adaptado, pero la situación está cambiando rápidamente y de forma condicional: los dinosaurios extintos, pero capturar los nichos marginales "domada" desocupadas ecológicos.

4.4 ¿Existe una metodología que le permite construir un sistema viable conocido?

- En un mundo que cambia rápidamente tan pronto como sea posible los principios de un número negativo - .. Eso es lo que no se debe hacer.

4.5 ¿Es dueño de un modelo del futuro con nosotros?

- Yo no lo veo. En general, el modelo nacido en la lucha, en particular - en la resistencia al mal.

5. Usted menciona repetidamente en sus conferencias la teoría de sistemas. Sin embargo, común a todos los sistemas de la teoría de allí, docenas de ellos.

5.1 cuál te refieres?

- La teoría de sistemas - una cosa universal, se ha subsecciones, por ejemplo, la teoría de los sistemas vivos (antientrópicos), donde la empresa es parte de.

5.3. ¿Hay en esta aplicación de la teoría de sistemas, que describe la sociedad?

- Hay diferentes teorías de los sistemas sociales, por ejemplo, la teoría de las formaciones de Marx, por cierto, no es el peor. Teorías Alexander Bogdanov, Vilfredo Pareto.

6. ¿Cuál es el papel de las religiones abrahámicas en la sociedad?

6.1 ¿Cómo se siente acerca de la obra de León Tolstoi "¿Por qué las naciones cristianas en general, y en especial de Rusia están ahora en peligro"?

Толстой зафиксировал очевидные вещи — отличие того, о чём, согласно Евангелиям, учил Иисус, от того, что стало Библейским проектом, у истоков которого стоит Павел, в последнем на самом деле много осталось от Савла. Действительно, там, где у Иисуса — любовь, у Павла и церкви — страх; Иисус конфликтовал с властью, Павел и церковь призвали к подчинению им. В схеме Павла много от Ветхого завета — этого “окна уязвимости” христианства. Не случайно в России в XIX в. Ветхий и Новый завет не печатали под одной обложкой. Что касается различий между мечтой, революци онным порывом, с одной стороны, и организацией, этот порыв утилизующей, то Ф. Достоевский посвятил этому “Легенду о Великом инквизиторе”. Иисус вряд ли додумался бы до инквизиции, иезуитства и догмата о непогрешимости папы.

6.2 ¿Está de acuerdo con la tesis de que, después de Cristo, el cristianismo ha sido reescrito por los fariseos?

— После Христа христианство было не переписано, а создано; процесс создания длился 150-200 лет (III-IV вв. н. э.), когда был создан корпус литературы и выстроены — по модели Римской империи — иерархия и территориальное устройство. Был разработан Библейский проект, адекватный новой эпохе. Если до этого в зоне Средиземноморья социальный контроль носил внешний характер, главными были “культура стыда” и внешне-силовой контроль — “египетская модель”, нашедшая максимальное воплощение в Римской империи и римском праве, то изменившиеся условия потребовали более тонких и более глубоких, интериоризированных форм уже не просто социального, но социально-психологического контроля — изнутри. Отсюда — “культура совести”. Т. е. мир и человек на рубеже I тыс. до н. э. — I тыс. н. э. настолько усложнились, что одного насилия оказалось мало. Библейский проект — это и есть комбинация внутреннего и внешнего подчинения с приматом первого, причём часть функций внешнего подчинения взяла на себя христианская церковь, поэтому многие социальные движения принимали форму ересей.

К концу XV в. католическая церковь настолько скомпрометировала себя, а ереси настолько расшатали её положение, что ей был брошен вызов со стороны протестантизма. Будучи ударом по католицизму и противостоя ему (по накалу — вплоть до религиозных войн XVI — первой половины XVII вв., по сравнению с деятелями которых наш Иван Грозный — это пример гуманизма и набожности), протестантизм парадоксальным образом не только ослабил, но временно отчасти укрепил Библейский проект. Во-первых, он создал его более современную (в плане ориентации на деньги, на успех, на селективную избранность — в этом плане протестантизм есть максимально иудаизированная версия христианства), более жестокую и в то же время более простую форму; во-вторых, стал своеобразным клапаном для исхода недовольных из Pax Catholica, внеся в последний успокоение. Но ненадолго. Время работало против обеих версий христианства, отколовшихся от ортодоксии (православия). Наступала новая эпоха, для структурного и рефлексивного управления в которой нужно было институционально оформленное рациональное знание — наука. И не случайно в той же Франции развитию такого знания (например, в лице Декарта) способствовали иезуиты.

В XVIII — начале XIX в. Библейский проект, трещавший по швам, пережил ещё одну мутацию: христианская вера была отброшена, и появилась сначала протоидеология в виде проекта британских масонских лож, реализованного главным образом на французской почве, — Просвещение, а затем идеология в трёх её базовых формах: консерватизм, либерализм, марксизм. Это были уже безрелигиозные, т. е. терминальные формы Библейского проекта, выступавшие одновременно и как средства борьбы, и как формы социального контроля над резко усложнившейся общественной средой. Как когда-то христианские священники отодвинули или уничтожили жречество (на территории Руси — ведическое), так в XVIII-XX ВВ. масоны, идеологи либерализма, марксизма, нацисты обрушились на христианскую церковь. В данном случае весьма уместно вспомнить фразу блаженного Августина о том, что “наказания без вины не бывает”, или: каким судом судите...

Вообще нужно сказать, что исходная сложность христианства, отражающая сложность европейской цивилизации эпохи поздней античности (элементы античности, иудейской и германской традиций), — это одновременно и сила, и слабость. Сложная композиция может быть разобрана на части. Это ислам един — его можно только на куски рубить, а вот христианство чревато неожиданными мутациями. Ведь заметил же Н. А. Бердяев, что христианство чревато католицизмом, католицизм — протестантизмом, а протестантизм — атеизмом (я бы добавил сюда масонство). Это одна линия. Католицизм чреват вырождением в неожреческую иерархию. И разве папа римский после принятия догмата о непогрешимости папы — это не верховный жрец неоязыческого по сути культа? А непростые отношения христианства и иудаизма, уже провозглашённого римским первосвященником “старшим братом”? И не является ли “старший брат” Большим Братом? Кто-то скажет: откуда язычество? Христианство — монотеистическая религия. Но, во-первых, “язычество” — это негативный ярлык, который представители авраамических религий вешают на всё неавраамическое. Во-вторых, иудаисты и мусульмане ставят под сомнение “твёрдую искренность” христиан в монотеизме — Троица, иконы. Так что не всё так просто с христианством, и то, что способствовало его экспансии, может оказаться серьёзной проблемой. Впрочем, кажется, в том же Ватикане хорошо это понимают.

В настоящее время Библейский проект почти на финише, равно как и феномен идеологии; мировые верхушки срочно ищут замену. И уже сегодня кое о чём можно догадаться. С одной стороны, “хозяева мировой игры” лихо крушат образование и науку, уводя первое и вторую в закрытые структуры, стремясь превратить население в вечных подростков, которым культуру заменяют комфорт и чувство глубокого физического удовлетворения. Приведу только два примера — американское кино и телевидение. В своё время журналист Д. Робинсон в газете “Таймс” написал следующее: “1985 год войдёт в историю как самый мрачный период в американском кино. Именно в этом году Голливуд после почти семидесятилетнего господства в кинопромышленности отбросил всякие претензии на то, чтобы служить здоровому интеллекту взрослого человека”. А вот что поведала ведущая довольно примитивной передачи о здоровье “Жить здорово” Е. Малышева. В передаче “На ночь глядя” (от 11.02.2016 г.), взахлёб повествуя о своём журналистском обучении вместе с другими восточноевропейцами в США в середине 1990-х годов, она сказала, на кого их учили ориентироваться в своих телепередачах: “Вы должны делать телевидение по простоте изложения для одиннадцатилетних недоразвитых подростков”. Судя по передаче, она это и делает. Какой контраст с передачами о здоровье советского времени, которые вела, например, умная, интеллигентная, далёкая от самодовольства и воспитанная Э. Белянчикова!

Conversión de los adultos en los adolescentes subdesarrollados que no viven por el intelecto, y las hormonas instintiva programas, en pocas palabras, debilidad mental, (que también sirven todo tipo de programas de entrevistas) persigue un objetivo simple: educar absolutamente no-identidad propia, que conectará fácilmente a una red mundial de comunicaciones como totalmente gestionado "células". Creativo, persona mínimamente inteligente en la "jaula" cerebro electrónico, neozhretsami controlada y tecno-magos, no girar.

С другой стороны, всё больше средств вкладывается в исследования NBICS — нано-био-инфо-когно-социо. Речь, по-видимому, идёт об установлении дистанционного контроля живущей на плавучих городах или в недоступных сухопутных анклавах элиты над психосферой массы населения. Что-то подсказывает мне: сегодня в виде и под маской дистанционного образования, максимально примитивизирующего само образование, исключающего из него личностное начало (учитель) и дебилизирующего объект обучения, на самом деле отрабатываются методы и формы дистанционного психосоциоконтроля “верхов” над “низами”. Думаю, однако, эта схема провалится, прежде всего — в России. Борьба с регрессорами требует одну важную вещь: их ни в коем случае нельзя персонализировать, это не личности, а функции, биороботы Матрицы, внешне цивилизованные и порой благообразные орки. Но орк есть орк, т. е. нечто своей воли не имеющее и подгоняемое чужой злой волей.

6.3 ¿Es el cristianismo no es una religión creada por los propietarios de esclavos de los esclavos?

— В конечном счёте, если огрублять, спрямлять и определять нечто по социальной функции, то да, — Иисус, ясно, это о другом. Но ведь и Маркс — это одно, а марксизм — это другое, недаром Маркс говорил, что он не марксист. Интересно, что бы сказал Иисус о творцах системы христианства, не говоря уже о нынешнем состоянии последнего? Думаю, вспомнил бы своё “не мир, но меч...”. Впрочем, “рабовладельцев и рабов” можно поменять на “феодалов” и “крестьян”, “буржуа” и “пролетариев”. Христианская церковь просуществовала в трёх социальных системах — антично-рабовладельческой, феодальной и капиталистической (и даже в системном антикапитализме — СССР — сохранилась, правда, в модифицированном чекистами виде).

6.4 ¿Está de acuerdo con la tesis de que la confesión de otra persona (que vino de otras personas) religión - es una esclavización espiritual?

- Por supuesto, estoy de acuerdo. Es un sabotaje espiritual, cuando un implante extraterrestre John terioriziruetsya y determinado sistema (etnia, estado) se convierte en un caldo de cultivo para la auto-realización de los extraños. Dioses prestadas - es como un préstamo en un porcentaje muy alto, pero no tiene que devolver el dinero, y el destino histórico deformado.

En 6.5 conferencias se dice: "Horda periodo fue el más favorable para la Iglesia ortodoxa rusa." Foro de la adopción de la Horda dio como resultado el Islam del siglo XIV para luchar por la destrucción?

— Не привело. Православные священники молились в церквях за басурманского царя, благоволившего к ним. А вот как только Орда ушла в небытие, русские властители сразу же взялись за церковь. Первые шаги в этом направлении сделал Иван III, продолжили — круто — Иван IV и — мягко по форме, но жёстко по содержанию — Алексей Михайлович. Ну а Пётр I привёл форму в соответствии с содержанием: патриархия была отменена, вместо этого учредили Синод, де-факто — министерство по делам церкви. Так что действия большевиков по отношению к церкви, если отвлечься от эксцессов Ленина и Троцкого, а также полутроцкиста Хрущёва, вполне в русле и традиции русской власти. В России со времён оболганного Ивана Грозного церковь всегда была при власти, самодержец был главнее церковных иерархов, которым в случае чего быстро указывали их место. Поэтому-то церковь и поддержала в 1917 г. февралистов, предвкушая свободу от верховной светской власти. Весьма недальновидно: вскоре большевики им это объяснили. Кстати, в это же время, только намного более зверски (латиноамериканский темперамент), мексиканские революционеры объясняли католическим священникам их историческую неправоту. Беда только, что в обоих случаях — русском и мексиканском — пострадало много ни в чём не повинных простых священников.

6.6 si nos Adecuado Ortodoxia como ideología del Estado?

— Православие не годится в качестве государственной идеологии по нескольким причинам. Во-первых, религия и идеология — принципиально разные формы организации идей; идеология по своей сути есть отрицание религии; совпадение функций в данном случае неважно. Во-вторых, как говорил В. Г. Белинский, русский мужик не религиозен, он суеверен. Кстати, до середины XVII в., до реформы Алексея — Никона на русском православии лежал сильный отпечаток ведической религии. До этого поворота не было формулы “я — раб божий”, вместо этого — “отрок божий”, т. е. потомок бога. Это типичная формула ведической религии славян, в которой боги — предки людей. В-третьих, в России под православием, как и под монархией, черту подвёл 1917 г. — vixerunt (отжили). Интересно, что как только после февральского переворота солдатам разрешили не ходить на молебны, более 80% перестали это делать — вот такой “народ-богоносец”. Вообще у нас представление о русском человеке сформировано несколькими писателями, которые русского мужика практически не знали. Это прежде всего Лев Толстой и Фёдор Достоевский, фантазии которых (в одном случае светлые, “дневные”, в другом — больные, “ночные”) мы принимаем за реальность. Читать-то в этом плане надо прежде всего Н. Лескова, отчасти Г. Успенского и А. Чехова, ещё от меньшей части — И. Бунина. Но это к слову. В-четвёртых, Россия — полирелигиозная страна, я уже не говорю о том, что у нас полно атеистов (вот я, например, атеист). А то, что бывшие коммунистические начальники со свечкой в церкви стоят, так это у них просто замена партбилета. Был партбилет, теперь вместо него иконка и свечка. Как говорил Аввакум, “ишо вчера был блядин сын, а топерво батюшко”. В-пятых, время религии во всём мире уходит; нынешний взрыв исламизма — явление политическое, это арьергардные бои.

7.1 Por qué en el campo socialista era un lugar común la insatisfacción con la vida y el gobierno?

— Причин несколько. Во-первых, люди не ценили то, что имели. Они видели фотографии или кадры из западных кинофильмов — полные прилавки, 100 сортов колбасы и сыра, модная одежда; они сравнивали зарплаты. При этом они “забывали”, сколько на Западе уходит на уплату налогов (до 50%), “забывали” про платную медицину и образование, кредитное рабство, коротенький отпуск. А у себя “забывали” добавить к зарплате те расходы, которые несёт система по обеспечению бесплатной медицины, образования и многого другого. Когда после разрушения они это почувствовали, было поздно. Как говорится в Коране: “Пусть наслаждаются, потом они узнают!” Сегодня ясно: для России и Восточной Европы десятилетия социализма были лучшим и в плане благосостояния, и в плане исторической субъектности временем.

Во-вторых, социализм — значительное более уязвимое для критики общество. Он постулирует социальную справедливость и равенство, а они-то как раз и нарушались в ходе развития социализма и превращения номенклатуры в квазикласс, удовлетворяющий свои материальные потребности в значительной степени на Западе. Это было явным противоречием реальности и прокламируемым идеалам. А вот капитализм (и постсоветская реальность в той же РФ, Чехии, Болгарии и т. д.), тем более, когда после разрушения социализма некого бояться и некого стесняться, как бы заявляет: да, у нас эксплуататорское общество, рынок, конкуренция — выживает сильнейший — это и есть свобода. Многие претензии, которые можно предъявить социализму, не могут быть предъявлены капитализму. Что можно сказать тому, кто постулирует: “Да, вот такое я дерьмо! Это норма!” И что тут скажешь? Иными словами, значительная часть недовольства в соцстранах — это недовольство нарушением принципов социализма и глупая уверенность, что это можно исправить инъекцией капитализма.

Lo arreglo? Era mejor? Parafraseando Gogol: "Bueno, hijo, que han ayudado a su Pindo? Se convirtió en el segundo Pindostanom tu tierra? "

В-третьих, почти всех жителей Pax Socialistica в той или иной степени раздражал СССР, раздражали русские — сильные всегда раздражают. Всех — по разным причинам: поляков — потому что мы их били и потому что, как бы они ни кичились, великой культуры не создали, а как были, так и остались (и остаются) задворками Запада, а Россия и великую культуру создала, и империю; многих — потому что легли под Гитлера, а русские не только не легли, но и хребет сломали Третьему рейху; у нас есть Победа — у кого в Европе ещё она есть? Русские — единственный славянский народ имперского типа, создавший успешную империю (сербы тоже имперский народ, но исторически по объективным причинам им трудно было добиться успеха). Это противопоставляет русских почти всем славянам, а также всем неимперским народам, оказавшимся в русской орбите, но так и не выработавшим исторической благодарности за то, что русские всегда защищали их от Запада, прежде всего от немцев, от волчьей тевтонской стаи. Поэтому прав был К. Леонтьев в своём скепсисе по отношению к “славянскому братству”. “Имперское братство” прочнее. Надо помнить об этом, когда к середине XXI в. под натиском миллионов арабов и негров Европа начнёт трещать и народ ломанётся в Россию за защитой. Нам надо будет “вспомнить всё” — без злорадства, но и без эмоций, только с трезвым расчётом. Хватит спасать неблагодарных, которые на второй день после очередного спасения плюют нам в спину и начинают косить “под Запад”. Когда я слышу, как те же поляки говорят “мы — Запад”, мне хочется сказать им: “Расскажите это немцам!”

7.2 Fue el resultado de una mala economía?

- Economía - elemento del sistema; sistema (distribución de los factores no económicos de la producción, los intereses de clase) define un elemento, y no al revés. Además, la economía de la URSS y el campo socialista en su conjunto no era malo o débil. Veamos los números.

До 1985 г., т. е. до перестройки, СССР занимал второе место в мире и первое в Европе по производству промышленной продукции. В 1975 г. удельный вес СССР в мировой промышленной продукции составлял 20% (для сравнения: в 1999 г. США — 20,4%, Евросоюз — 19,8%); советский ВВП был 10% от мирового. В том же 1975 г. национальный доход СССР составлял 60-65% национального дохода США. Израильская разведка давала ещё боль шие цифры, согласно подсчётам израильских аналитиков, уровень жизни в СССР, включая платные и бесплатные услуги, а также так называемые неоцениваемые гуманитарные факторы (уровень преступности, социальной защищённости), составлял 70-75% от американского и имел тенденцию к сближению с ним. С 1970-го по 1975 г. доля отраслей, в наибольшей степени определяющих эффективность народного хозяйства (машиностроение, электроэнергетика, химическая и нефтехимическая промышленность), выросла с 31% до 36%; затем началась пробуксовка, но достигнутый к 1975 г. уровень был высоким. При этом за указанный период выпуск продукции машиностроения увеличился в 1,8 раза, в том числе вычислительной техники — в 4 раза (на рубеже 1960-1970-х годов были свёрнуты важнейшие направления в этой сфере, но не все, впрочем, отставание от США по ЭВМ нарастало стремительно), приборов, средств автоматизации и запчастей к ним — в 1,9 раза. В 1975 г. при населении 9,4% от мирового СЭВ давал более 30% мировой промышленной продукции и более 25% мирового дохода; СССР производил 60% промышленной продукции СЭВ. С 1951 по 1975 г. доля социалистических стран в мировой промышленной продукции увеличилась в 1,5 раза (с 20% до 30%), тогда как доля капиталистических стран снизилась с 80% до 50% (а США — с 50% до 22-25%).

К этому следует добавить успехи советского сельского хозяйства 1985-1990 гг. и особенно 1991 г.: рост составил 9,8% по сравнению с 5,8% в предыдущей пятилетке. СССР обеспечил самые низкие цены на продовольствие в Европе. Потребление продовольствия на душу населения в 1990-1991 гг. достигло максимума в нашей истории XX в.: хлеб — 119 кг, мясо — 75 кг, рыба — 20 кг, молоко и молочные продукты — 386 л, яйца — 97 штук. 1990-й и 1991 годы отмечены исключительно большим урожаем и ростом поголовья скота. А полки в магазинах при этом были пустыми — дефицит создавался сознательно, чтобы окончательно озлобить население городов против социализма, спровоцировать беспорядки. У колхозов сознательно не закупалась их продукция, вместо этого сельхозпродукция закупалась у канадских фермеров — в 5-6 раз дороже. Таким образом рушили и колхозы. Всё это делалось ещё и для того, чтобы запугать население угрозой голода, чтобы обосновать повышение цен. Последнее, представлявшее не что иное, как экспроприацию денег у населения, должно было лишить народ финансовых возможностей участвовать в приватизации, которую планировали для своих. Запугивание населения правительством и официальными СМИ осенью 1991 г. было, таким образом, важнейшей подготовительной акцией приватизации.

На самом деле никакой угрозы голода не было, это была ложь, сходу разоблачённая специалистами, позже их правоту подтвердило ЦСУ. Е. Т. Гайдар настаивал на том, что полугодовая потребность страны в хлебе якобы составляет 25 млн тонн, а на конец 1991 г. в стране якобы имеется лишь 10 млн тон при месячном потреблении 5 млн тонн; отсюда вывод: через два месяца — голод и угроза гражданской войны. Именно на этом держится лживый либеральный миф о “Гайдаре — спасителе страны”. Действительность была совершенно иной. Гайдар сознательно считал хлеб с кормовым зерном, т. е. месячное потребление — 2 млн тонн; к этому надо добавить имевшиеся 2 млн тонн из Госрезерва и 3,5 млн тонн зерна по импорту, которое должно было поступить в декабре 1991 — январе 1992 г., т. е. до нового урожая в конце июля — начале августа 1992 г. этого более чем хватало. Но главная ложь Гайдара была даже не в 5 млн тонн ежемесячного потребления хлеба страной, а в том, что 26 млн тонн — это годовое, а не полугодовое потребление, что и подтвердил статистический отчёт 1992 г. Однако осенью 1991 г. ельцинской команде удалось протолкнуть свою ложь во все СМИ.

7.3 si el sistema es posible, como un socialista, pero con una buena economía?

— Я уже сказал, что социалистическая экономика не была слабой; более того, она была успешной, особенно в сравнении с капиталистической, как это парадоксально ни прозвучит. У нас, к сожалению, плохо представляют себе реалии экономики США в 1970-1980-е годы. Сейчас у нас не социализм — у нас хорошая экономика? В большей части капиталистического мира — плохая экономика и тяжёлая жизнь. Это признавали даже такие апологеты западнизма-капитализма, как Г. Явлинский и Е. Гайдар. Они фиксировали “жалкое состояние” и “застойную бедность” большинства капиталистических стран. Правда, рецепт успеха у них был странный: отказ от части суверенитета на пути евроатлантической интеграции, иначе — периферийность и бедность. Трудно сказать, чего здесь больше — заведомой лжи или непроходимой тупости. Ведь именно уступка суверенитета Западу, которая ведёт к диктату ТНК, и является причиной бедности и периферийности большей части капиталистических стран. Мир капитала — это мир бедности, причём растущей: в 2009 г. 1% населения владел 44% мирового богатства; в 2014 г. — 48%; в 2016 г. — 50%. В 2015 г. за чертой бедности (жизнь на менее чем 1,25 долл. в день) в мире жило 830 млн чел. (14% населения); ещё около 40% живут на 2 долл. в день. “Хорошая экономика” — в той части капмира, который грабит слабых (колонии, полуколонии) и штампует долларовые бумажки. Да, лишний раз подивишься, людей с каким уровнем интеллекта выбросила наверх перестройка и постперестройка. Впрочем, возможно, именно таких и подбирали для реализации полуколониальной схемы.

déficit 7.4 y a su vez - es un compañero indispensable del socialismo?

— К сожалению, дефицитарность экономики — характерная черта социализма, в том виде, в котором он реально существовал в истории. У неё несколько экономических и политических причин. Это, во-первых, необходимость ускоренного развития военно-промышленного комплекса и поддержания военно-стратегического паритета с Западом при меньшем ВНП, чем у коллективного Запада. При этом надо помнить, что в соцлагере основная военная нагрузка ложилась на СССР, тогда как в НАТО военные расходы распределялись несколько более равномерно. Например, в 1975 г. военные расходы Варшавского договора - 110,3 млрд долл., из них СССР — 99,8 млрд; НАТО — 184,9 млрд, из них США — 101,2 млрд; 1980 г. соответственно 119,5 млрд и 107,3 млрд и 193,9 млрд и 111,2 млрд. Естественно, что такие страны, как промышленно развитые ГДР и Чехословакия, сталкивались со значительно меньшим дефицитом. Что касается Польши, Румынии, Венгрии и Болгарии, то это были исходно очень бедные страны. Сейчас во всех названных странах дефицита нет, а люди живут намного хуже.

В СССР в 1990 г., т. е. накануне краха системы, когда нас убеждали, как всё плохо, и стращали грядущим голодом, потребление мяса и мясопродуктов составило 78 кг на душу населения (импорт — 13%), а спустя 15 лет в РФ — 57 кг (импорт — 35%). Так что не всё нужно мерить дефицитом как изолированным показателем. Во-вторых, конечно же, у дефицита были экономические причины, связанные со спецификой социализма как системы, — неповоротливая административная система, отсутствие совершенствования социалистических методов планирования; так, в СССР плановая экономика де-факто прекратила своё существование в 1972-1973 гг. и на смену ей пришла согласительная экономика, которую пытались “лечить” капиталистическими методами. Долечились. В-третьих, дефицит, плохо совместимый с экономической жизнью системы, был создан в СССР искусственно в 1989-1990 гг. посредством реализации закона о госпредприятии (принят 30 июня 1987 г., для всех предприятий вступил в силу с 1 января 1989 г.). Согласно этому убийственному для экономики СССР закону, большое число предприятий получило право непосредственного выхода на мировой рынок, т. е. была де-факто ликвидирована монополия внешней торговли. Товары этих предприятий реализовывались на мировом рынке за доллары; затем внутри страны доллары обменивались на рубли и возникала огромная рублёвая масса, не обеспеченная товаром. В СССР со времён кредитной реформы 1930-1932 гг. жёстко поддерживалось равновесие между товарной массой и денежной массой, между налом и безналом. Действие закона о госпредприятии уже в 1989 г. сломало эту систему, и население бросилось сметать с полок всё, что было в магазинах. В 1990-1991 гг. иные ретивые “демократы” открыто призывали создавать дефицит для озлобления масс против системы, против социализма, в качестве спасения от которого подсовывалась “рыночная экономика”, т. е. капитализм.

En general, hay que decir que todavía vivimos mitos - sobre sí mismos, sobre la Unión Soviética, en la Rusia pre-revolucionaria, nuestras figuras históricas. Después de 1991, en el escudo de repente se paró cometido de elevar perdedores los convierten en figuras de proporciones históricas - Alejandro II de, sentó las bases de las revoluciones y años 1905 1917, Stolypin, Nicholas II .. Todo esto se proyecta sobre la realidad actual y, al estar basado en un escaso conocimiento de la historia, plagada de resultados prácticos negativos.

Пример: создали Столыпинский клуб (которому, кстати, поручали разработку программы экономического развития РФ). Клуб имени Столыпина. Организаторы, по-видимому, исходят из того, что это был успешный государственный деятель, решивший задачи, которые стояли перед страной. Ну как же: вспоминаются слова Петра Аркадьевича о “великой России” и т. п. Однако если бы “столыпиноклубники” лучше знали историю, то, скорее всего, засомневались бы: как яхту назовёшь, так она и поплывёт. Одно дело — “Победа”, другое — “...беда”. По-видимому, клубникам импонирует то, что Столыпин хотел провести массированную приватизацию земли (причём принудительную) и разрушить коллективное хозяйство. Это вполне в духе ельцинщины, схем Гайдара — Чубайса и их заокеанских кураторов. Вот только с результатами столыпинской реформы — облом. Реформа не остановила падение всех показателей на душу населения, напротив, она их ускорила, и обнищание крестьянства центра страны приобрело катастрофический размах.

Primer Congreso Agrícola, celebrada en Kiev en 1913, en fijos: la mayoría de los agricultores no recibieron ninguna parte la reforma - fracasó. El gobierno provisional fue reconocido en las reformas de Stolypin 1917 fallidos. Es significativo que en 1920, durante la Guerra Civil, los campesinos volvieron 99% de las tierras en propiedad comunal - campesinos respuesta Stolypin.

Stolypin - un típico perdedor reformador, su trabajo - esto no es ganar sino a problemas, incluyendo el sistema de orden, que protege los intereses de Stolypin y la existencia de la cual se busca que extenderse.

Ещё более плачевными были политические результаты реформы. Стремясь разрушить общину, Столыпин превратил самый массовый слой наивных монархистов-консерваторов, коими были крестьяне, в аграрных революционеров. А о том, что произошло бы с Россией, если бы Столыпин не оказался горе-реформатором, вообще страшно подумать. В этом случае революция в России произошла бы году эдак в 1912-м или 1913-м, поскольку в город оказались бы выброшены 20-30 млн лишившихся земли крестьян, которые не нашли бы в городе никакой работы. Вот тут-то и шарахнуло бы, причём намного круче, чем в 1917 г. Столыпин — против своей воли — и так приблизил революцию, но он мог бы приблизить её ещё больше.

Y los pelos de punta en pensamiento: pueden, "stolypinoklubniki" saberlo todo y en secreto simpatizar con la revolución? Tener alguna idea sobre esto? Lo más probable - no. Pero entonces - libro de texto escolar caliente en la historia de las manos.

Este es sólo un ejemplo de cómo contratiempos provoca un escaso conocimiento de su propia historia, y hay muchos ejemplos.

8. catástrofes geológicas y climáticas:

8.1 Fue un accidente o una reacción planeta más inteligente (e incluso el cosmos) a la destrucción de su hombre?

— Геоклиматические катастрофы происходили и до появления человека. Даже сегодня масштаб деятельности человека ещё настолько невелик, что на глобальную геоклиматическую катастрофу не потянет. Не надо слушать недобросовестных экологов. Но природу охранять надо, в том числе от человека. Что касается термина “разумный”, то вряд ли он применим к планете. Я бы предложил: организованная целостность, ориентированная на поддержание равновесия, т. е. самосохранения, и устраняющая любые элементы, угрожающие целому. Внешне это выглядит как разумное поведение, но это нечто другое — не хуже и не лучше — другое.

8.2 actitud seria para ellos élites occidentales - es una manifestación del hecho de que ellos saben más que nosotros sobre cómo funciona la naturaleza?

- En primer lugar, saber más, nuestras elites occidentales más. En segundo lugar, están mejor organizados, que tienen sus raíces en su historia. Nuestro "élite" - pre-petrino, San Petersburgo, el Soviet - eran periodo relativamente corto de tiempo, a ser verdaderamente élite. Además, tenemos el grupo dominante nunca ha sido independiente, que representa la autoridad funcional y elitismo - siempre es la subjetividad.

La investigación sobre la posibilidad de una catástrofe geoclimático en marcha en Occidente a puerta cerrada últimos años 50-60. Según mis informaciones, en medio de 1980-s en los investigadores occidentales vino la creencia de que en el hemisferio occidental al final de 1990-s pro catástrofe y que sólo área estable es el territorio de la URSS. A principios del 1990-s ansiedad se calmó, términos retrocedieron, pero la amenaza de una catástrofe geoclimático no van a desaparecer.

8.3 ¿Crees que sea posible para ver nuestro planeta mismo borra punto muerto rama de desarrollo, ya se trate de los dinosaurios o la civilización poco prometedor ( "Martillo de Lucifer")?

- Es posible. Planet - un sistema holístico.

9 ¿Está de acuerdo con el hecho de que la sociedad moderna como un cáncer paciente el cuerpo, además carente de sentir dolor?

- Estoy de acuerdo, pero la sensación de dolor Es decir, parece feo - en afectación, por ejemplo. Este dolor korezhit incluso monstruos y sociópatas. Y como su metáfora, a veces pienso que no hay un tumor enorme, que se alza sobre el borde de lo que queda de la sociedad sana. Aquí recordar involuntariamente la "navaja de Occam".

9.1 superior no experimenta molestias al tocar fondo en una posición difícil.

- Equitación, por regla general, en general, insensible hacia las mínimas, especialmente aquellas tapas, que ayer salió del barro, que en su esencia - antiaristokratichny, desastre. Baste recordar la historia reciente, cuando otro grupo de "aristócratas de la basura" necesaria para protegerlos "Patrick" de la "bola" de las áreas de dormir de Moscú. La gente no se da cuenta de que su racismo social ejercen incitar al odio de clase, que a su vez ellos o sus hijos golpeado. Leerían John Donne: "no preguntes por quién toca la campana, doblan por ti."

9.2 fondos no tienen libertad de maniobra para la liberación de la difícil situación.

- El triunfo base social, - una cosa rara en la historia. La URSS fue durante varias décadas un triunfo de la gente común, pero desde el socialismo populares era de Stalin mediados de los años 1950 comenzó a convertirse en un "socialismo nomenklatura" empleados de cabeza, que desde el final de 1960-s realmente querían integrarse en el sistema capitalista global; que eran los maestros del sistema socialista mundial, que no están inspirados.

Y el mundo kapsistema asociada con muchas de estas personas, así como en post-perestroika sus herederos, con una vida dulce y hermosa, a menudo - en su forma más vulgar. Me recuerda mucho sueño gángster Juan de Colorado de la película "El oro McKenna", cuidadosamente almacenar el periódico desvanecido "La vida parisina", que representa a las niñas kankaniruyuschie, pubs ricos y sus clientes. "La vida parisina" - el comportamiento dominante.

Те, кто разменял мировую соцсистему, альтернативную капитализму, обижаются, что им не зарезервировали место в центре капсистемы. Болезные, раньше вы были хозяевами Большой Системы; согласившись же на “запись в буржуинство”, т. е. на включение в другую Большую Систему в качестве её элемента, вы согласились на положение хозяйчиков малой системки, превратив в неё Большую. Целое определяет элемент, а не наоборот. Хозяйчик не может сидеть рядом с хозяином, для которого он лишь приказчик. Это с хозяином Большой Системы СССР хозяева Запада были на равных, а теперь — excuzes nous (извините нас). Вышло по Тимуру Кибирову: “Мы сами заблевали тамбур. / И вот нас гонят, нас выводят”. Даже со впадающим в маразм Брежневым ни один западный лидер не позволил бы себе разговаривать так, как с поздним Горбачёвым или Ельциным.

10 moderno capitalismo - un molino de recursos molidas y desinflar a la basura. Muchos de estos recursos son insustituibles.

- El capitalismo actual es el pozo negro. Uno de sus personajes - una instalación con las heces, pantalones vaqueros rasgados y ropa interior femenina de rejilla.

-

¿Puede el 10.1 libre de crisis de la economía planificada, centrado en la satisfacción de las necesidades humanas?

- Casi. La no-equilibrio y la no linealidad - la calidad inherente de la vida silvestre; "Corazón descanso eterno poco probable que sea feliz reposo, eterna para las pirámides grises." Y hablando del nuevo siglo, por lo general será global "buntashny siglo", la inestabilidad y las crisis - su norma.

10.2 ¿Puede la economía de recursos, donde las finanzas ocupan una posición subordinada se les ha asignado en base?

- Por supuesto, es posible. Enfurecido finanzas - es un signo de la enfermedad mortal del capitalismo, su "beso de la muerte". Ninguno de sistema social, además de capitalismo, y sólo en un momento posterior, una fase letal, no hemos visto un poder tan omnímodo - ni siquiera el dinero, pero algo extraño, porque el dinero se ha secado esencialmente de distancia. Si puede imprimir tantas hojas de papel respaldado por nada, significa que ninguna de las cinco funciones básicas de dinero en estos documentos no lo hacen. Es una especie de hogar, pintado sobre lienzo.

Lo que impidió 10.3 Leontiev para desarrollar una teoría de una economía?

- No sé. Tal vez no ha llegado el momento; Podemos tener interés en el otro; tal vez los EE.UU. - no es el mejor lugar para el desarrollo de una teoría de este tipo.

11 Algunas predicciones basadas en la ciencia valiosos en él. ¿Qué predicciones pueden ofrecer la ciencia histórica hoy?

- La ciencia histórica no puede ofrecer nada. Ofrecer a las personas, t. E., historiadores, y tienden a tratar con el pasado, con frecuencia describen sus piezas. historia de la ciencia - istoriologii - aún no se ha establecido.

Прогноз на ближайшее будущее прост: капитализм умрёт, он едва ли доживёт до середины XXI века и уж точно не доживёт до начала XXII века. Умирать он будет некрасиво и кроваво. Значительная часть планеты варваризируется. Белых людей на ней станет заметно меньше, и им предстоит сражаться насмерть, чтобы остаться в истории, но — сами виноваты, что допустили такую ситуацию. Уже сейчас детей, прежде всего мальчиков (из них вырастут мужчины), нужно воспитывать для жизни в условиях военного времени: “Хочешь мира — готовься к войне”. И воспитывать нужно на примере не педерастов и проституток, а на героических примерах. Обратите внимание: с экранов исчезла героика, из школьных кабинетов исчезли портреты пионеров-героев.

La ideología y la religión permanecen en el pasado, su lugar es probable que tome la magia, que está estrechamente relacionada con la alta tecnología, principalmente cognitiva. El nivel de la cultura de una sociedad en su conjunto va a caer. biblioteca de la herencia se convertirá en un lujo, sino un mundo intelecto y el conocimiento futuroarhaicheskom de carácter fuerte será valorada muy positivamente. Consejo para los padres: que se trate seriamente con la educación de los niños, no deje la escuela EGEizirovannoy para convertirlos en tarados cosmopolitas.

Если не произойдёт катастрофы, то на рубеже XXI—XXII вв. ситуация стабилизируется и возникнет новая социальная система, весьма далёкая от той, что описали великий Иван Ефремов в “Туманности Андромеды” и ранние Стругацкие в книге “Возвращение. Полдень, XXII век”. Какая конкретно система — это зависит от того, кто и как в XXI в. победит в борьбе за будущее. Вывод: растить надо победителей. Впрочем, всё может изменить геоклиматическая катастрофа или, например, огромный астероид, как это произошло 65-70 тыс. лет назад, когда от человечества осталось несколько тысяч, если не сотен людей, проскочивших сквозь “бутылочное горлышко” Истории. Мы — их потомки. Не исключено, что (условно) внукам наших внуков придётся пережить катастрофу такого рода. Это не значит, что нужно быть пессимистами, наоборот. Как учил великий марксист XX в. Антонио Грамши: “пессимизм разума, но оптимизм воли”. Или как говорил герой рассказа Д. Олдриджа “Последний дюйм”: “Человек может всё, если только не надорвёт пупок”. Чтобы смочь, надо иметь силу; чтобы не надорвать пупок — ум. Вкупе с пониманием тенденций мирового развития — это мощнейшая триада, необходимая для Победы. Вперёд, к Победе!

Fuente: nuestro contemporáneo

autor: Andrei Fursov

Etiquetas: Rusia, Opinión, Occidente, la Unión Soviética, Economía, Investigación, Religión