Hoy: Diciembre 15 2018
Ruso Inglés Griego letón Francés Alemán Chino (simplificado) Arabic hebreo

Todo lo que le interesará saber sobre Chipre en nuestro sitio web Cyplive.com
el recurso más informativo sobre Chipre en runet
Parlamentní Listy (Чехия): США слабеют. «Куличики» рушатся

Parlamentní Listy (Чехия): США слабеют. «Куличики» рушатся

30 2018 septiembre LJ cover – Parlamentní Listy (Чехия): США слабеют. «Куличики» рушатся
Etiquetas: Чехия, Европа, Интервью, Политика, Россия, Запад, США

Однополярный мир, управляемый США, уходит в прошлое. Грядущая многополярность еще не обрела форму, поэтому Дональд Трамп пока старается сломать как можно больше «куличиков», принадлежащих другим странам, считает чешский аналитик Тереза Спенцерова. Он пытается как-то маневрировать, найти для своей страны лучшее пространство и позицию. Но каким будет мир через пять — десять лет и где в нем будут США?

Тереза Спенцерова о «болтовне о Сирии с дивана» и скорых изменениях в мире.

Редактор издания «Литерарни новины» и аналитик Тереза Спенцерова (Tereza Spencerová) комментирует последние действия и слова американского президента. По ее словам, иранская угроза не такая уж и серьезная, раз США выводят ракеты. Кроме того, в своем уже традиционном обзоре событий за неделю Спенцерова расставляет все точки над i в деле о «50 сиротках из Сирии».

Parlamentní Listy: Итак, снова начался фестиваль государственных речей под названием «Генеральная ассамблея ООН». Дональд Трамп похвалился тем, что его администрация является самой успешной за всю историю, а зал полег от смеха. Важнее, однако, то, что президента США раскритиковали представители Франции, Турции, Ирана… Не слишком ли? Как это понимать? Мир разворачивается против Америки? В особенности большие опасения вызывает Турция.

Тереза Спенцерова: Дональд Трамп успел вывести Соединенные Штаты из ряда международных политических и экономических соглашений, а также из многих международных организаций. Кроме того, он объявляет одну экономическую войну за другой. Вероятно, он понимает, что мир стремительно меняется и в нем уже не выжить со старыми идеями, двигаясь в старом «темпе вальса». Поэтому Трамп вынужден ломать многие аксиомы, и на расчищенном пространстве он пытается выстроить некую новую структуру (это касается и торговли, и политики). И вполне логично, что многие страны он выбил из колеи, а некоторые — даже разозлил, и поэтому его критикуют со всех сторон. Я не сомневаюсь, что в ближайшие годы будет еще хуже.

Тем не менее важнее то, каким образом мир будет трансформироваться. Причем, важно понимать, что мир меняется и без Трампа. Мир перестает быть однополярным, но грядущая многополярность еще не обрела форму. Больше всего нынешняя ситуация напоминает некую регионализацию или, быть может, группирование стран по принципу «общей доли», если хотите. Трамп же, по сути, только отвечает на это, пытаясь как-то маневрировать, найти для своей страны лучшее пространство и позицию. При этом он рушит «куличики», принадлежащие слишком многим политикам из множества стран. Но каким будет мир, скажем, через пять — десять лет? Где в нем будут Соединенные Штаты? А Европа, Россия и Китай? Вот что важно.

— Мы уже говорили с Вами о том, что Россия, Иран и Турция сами справятся с ситуацией на северо-западе Сирии. Без США и без Запада. Кстати, как воспринимать заявление Соединенных Штатов о том, что они выводят часть ракет с Ближнего Востока? С одной стороны, Трамп ругает Иран, а с другой…

— Да, Россия и Турция с согласия Ирана сумели прийти к соглашению об Идлибе. Но оно шаткое и по сути перекладывает всю ответственность на Турцию, которая должна любыми средствами нейтрализовать местных джихадистов во главе с «Аль-Каидой».* Если Турции это не удастся, последует наступление. В Нью-Йорке Дональд Трамп даже поблагодарил эти три страны за данное соглашение, которое пока спасает Идлиб от кровопролития. Хотя Трамп не был бы Трампом, если бы не добавил, что заставил их договориться одной единственной записью в своем Твиттере…

Тот факт, что США выводят со своих баз на Ближнем Востоке четыре батареи «Пэтриотов», по сути подтверждает, что постоянно раздуваемая угроза иранских ракетных ударов — на самом деле «фейк». Если бы иранские ракеты на самом деле представляли угрозу, то «Пэтриоты» точно никто не выводил бы, потому что это было бы крайне безответственно. Так что теперь, когда вы снова услышите от американских или израильских политиков что-нибудь об иранской угрозе, то сохраняйте спокойствие. Им просто нужно что-то говорить, а на этой теме они уже набили руку. Кстати, помните, как пугали иранскими баллистическими ракетами, когда речь шла о планах по строительству американского радара у нас, а затем — о размещении «Пэтриотов» в Румынии и Польше? Забавно, не так ли?

— Произошло нечто, что, возможно, имеет знаковое значение. К Милошу Земану приехал Стив Бэннон (Steve Bannon), который, несмотря на личные разногласия, в принципе продолжает продвигать консервативные и ультраправые воззрения Трампа. Земан говорит, что они с Трампом единодушны. Но эти двое якобы поссорились из-за… Да, из-за Китая. Свидетельствует ли эта история о том, что для людей такого уровня, как Трамп и Бэннон, Китай в качестве соперника — настолько серьезная проблема, что они готовы наплевать на своих идеологических союзников, если те откажутся их поддержать против Китая? Вы сказали, что Белый дом Трампа собирается ужесточить позицию в отношении Китая и превратить его еще в одного архиврага наряду с Россией… Речь идет о старом сценарии «Никсон наоборот», то есть о сближении с Россией против Китая? Или блок Китай — Россия уже сложился?

— Я не знаю, но давним тезисом Киссинджера о том, что, сблизившись с Китаем, Америка ослабит тогдашний Советский Союз, сегодня уже вряд ли можно воспользоваться. Точнее, воспользоваться им можно, но результата не будет. Скорее, все получится наоборот. Чем сильнее давление на Москву или Пекин, тем больше они сближаются. Причем, некоторые авторитетные комментаторы уже говорят о формации, которая во многом напоминает альянс. Я уже упомянула о подобном: это идеальный пример того самого «союза стран с одинаковой долей».

Посетители на площадке IV Восточного экономического форума
Посетители на площадке IV Восточного экономического форума

Соединенные Штаты во главе с Трампом продолжают давить на Россию. На прошлой неделе они объявили о 60-й «волне» санкций, но с тех пор уже успели пообещать новые. Теперь США стали давить и на Китай. Не только торговой войной, результаты которой для США сейчас очень туманны, но и политическими и экономическими средствами. Вводятся первые санкции, а Трамп вдруг стал обвинять Пекин в попытках повлиять на ноябрьские выборы в Конгресс в ущерб республиканцам. Таким образом, после «российского вмешательства» в пользу Трампа, которое до сих пор остается недоказанным, заговорили и о «китайском вмешательстве», но уже в интересах другого лагеря. Прямо паранойя какая-то, создающая атмосферу, в которой среднестатистический американский гражданин, получающий информацию из СМИ мэйнстрима, неизбежно начнет бояться. Что из всего этого выйдет, я не знаю. Я не могу предположить, как далеко зайдет Трамп в мерах против Пекина, но, судя по доступной информации, смысл его действий в том, чтобы равномерно разделить роль «главного монстра» между Россией и Китаем. Посмотрим. Было бы забавно, если бы из-за всех этих «вмешательств» избиратели Трампа начали бы поддерживать Россию, а избиратели демократов — Китай… Если уж бесноваться, то от души.

Кстати, по версии о «российском вмешательстве» в американские выборы с помощью какой-то рекламы в социальных сетях, по-моему, недавно был нанесен очередной сильный удар, ведь Кремль не сумел добиться даже того, чтобы «путиновцы» победили во всех регионах России…

— Америке предстоят выборы в Конгресс, и профессор Оскар Крейчи предполагает, что Трампу, чьи республиканцы проигрывают, придется что-нибудь предпринять на Ближнем Востоке и пойти на какой-то шаг против Китая. На какой вариант Вы бы поставили?

— Я не хочу делать ставки, но надеюсь, что из-за республиканского желания сохранить имидж «твердой руки» и победить на выборах, в мире погибнет как можно меньше людей. Я готова признать заслугу Трампа в том, что за последние несколько лет он остается единственным американским президентом, который сам еще не развязал ни одной войны. Все конфликты он унаследовал от предшественников. Конечно, Трамп обещал, что прекратит воевать хотя бы в Афганистане и уйдет из Сирии, но, столкнувшись с ВПК, так и не сумел этого сделать. Тем не менее «собственных» войн у него нет. Я надеюсь, что так оно и останется.

— Как подытожить (поскольку, вероятно, оно уже подходит к концу) дело «50 сирийских сироток», которые должны были прибыть в Чехию? Как быть с возражениями против вашего мнения о том, что люди постепенно могут возвращаться в Сирию? Под контраргументами я подразумеваю «списки смерти Асада». А что если в них не джихадисты, а только политические противники? Асад, пожалуй, не отличается демократическим человеколюбием…

— Покажите-ка мне на Ближнем Востоке хоть одного лидера, который отличался бы демократическим человеколюбием. Парадокс, но Асад в сравнении, например, с нашими нефтедолларовыми реакционными союзниками из Персидского залива выглядит как вполне просвещенный интеллектуал. Но все это только слова и попытки навешать какие-то ярлыки, которые в основном свидетельствуют о том, что Запад, даже проигрывая в Сирии (или уже проиграв), все еще не сдается и хочет решать сам, кто может править сирийцами, а кто нет. Весьма забавно, что практически те же люди, которые в Чехии отказываются признать результаты парламентских или президентских выборов, то есть по сути отказываются от демократических принципов, «прекрасно знают», что лучше для Сирии. И для России. И для Ирана и для всех остальных «неугодных»…

Группа мигрантов, спасенных в Гибралтарском проливе
Группа мигрантов, спасенных в Гибралтарском проливе

Мы можем говорить об этом бесконечно, но в реальности ничего не изменится. Если люди могут возвращаться (а сотни тысяч сирийцев возвращаются из Турции, Ливана и Иордании), то я не понимаю, почему они не могут вернуться из Европы? Ясно, что если в Сирию вернутся все, то рухнет наша мантра о злобном Асаде, который убивает и мучает свой народ. Но все, конечно, не вернутся. Некоторые действительно связаны с джихадом и боятся наказания. А что касается мигрантов, скажем, в Ливане (но, конечно, не только там), то существует проблема «обыкновенных преступников», которых дома ждет наказание за мародерство, кражи, изнасилования и подобные преступления. Другие же просто хотят остаться, ведь жить в Европе лучше, чем в разрушенной Сирии. Я уже не говорю о местных социальных пособиях и тому подобном. Так и после нашей бархатной революции к нам вернулись не все чехословацкие эмигранты, хотя у нас расцвела демократия. Я думаю, что никто не выстраивал на этом особенно никаких теорий, тогда зачем делать это в случае Сирии? В этом нет смысла.

Что касается политических противников, то посмотрите на состав сирийского правительства. В нем представлено семь или восемь партий, которые в принципе оппозиционны в отношении баасистского режима. Хотя я понимаю, что в условиях войны подобная оппозиция не станет вставлять режиму палки в колеса, поскольку самое главное для всех — выжить. Они не могут позволить себе спокойно болтать о Сирии, лежа на диване. Важно, однако, то, что это не воюющая оппозиция. Многие депутаты еще семь лет назад участвовали в антиправительственных демонстрациях, но вскоре поняли, что их «революцию» украл джихад с «Исламским государством»* и «Аль-Каидой»* во главе. Поэтому они выбрали свой путь. Я знаю, что мы в Европе считаем «политическими противниками» только тех, кто живет в изгнании и на деньги европейских налогоплательщиков послушно повторяет наши тезисы, поскольку можем их полностью контролировать и управлять ими. Местной сирийской оппозицией мы пренебрегаем, поскольку не держим ее в руках. А уж если представители этой оппозиции принимают участие в выборах, на которых все наши «изгнанники» провалились бы, потому что служат Западу, который хотел уничтожить Сирию, то мы считаем их настоящими коллаборационистами…

В общем, повторюсь: мы можем бесконечно говорить об одном и том же и вешать ярлыки, но реальной ситуации в Сирии это никак не изменит. У нас все, что касается Сирии, излишне политизировано, поэтому мы еще долго будем упираться, хотя, например, с точки зрения миграционного кризиса возвращение или пребывание сирийских беженцев в Европе — не самая большая проблема. Они — лишь капля в том огромном потоке, который захлестывает Европу, прежде всего, со стороны Африки.

А то, что мы переживаем за судьбу сирийских мигрантов, которые лицом к лицу столкнутся с «тираном» Асадом, просто цинизм, так как Европа уже признала Афганистан «безопасной территорией» и возвращает туда мигрантов — прямо под гусеницы танков «Талибана»*. Это лишь небольшое замечание к разговору о нашем «сирийском гуманизме».

— За какими событиями нам стоит следить в ближайшие дни?

— Мир, как мне кажется, более напряжен, чем был в последние недели. Посмотрим, что и откуда снова «прилетит».

*запрещенные в РФ террористические организации

Parlamentní listy, Чехия
INOSMI
GTranslate Your license is inactive or expired, please subscribe again!